Между Казахстаном и Азербайджаном много общего. Общее море, общее прошлое, общие истории, как древняя общетюркская, так и недавние колониальная, советская и постсоветская. Соответственно, близки между собой и традиции, этические и эстетические предпочтения. Фаиг Ахмед, известный прежде всего как "мастер преображений" ("Артхив"), автор удивительных "психоделических" объектов, которые он создает на основе традиционного восточного ковра, взялся исследовать эти традиции обрядов. Да так, как никто другой еще не отваживался.  

Свадебные обряды Востока и сексуальная революция Фаига Ахмеда

Фаиг Ахмед родился в 1982 году, он живет и работает в Баку. В 2004-м закончил факультет скульптуры Азербайджанской государственной академии искусств, а уже в 2007-м представлял страну на Венецианской биеннале.

На счету Фаига множество выставок, в том числе персональных, в галереях разных городов – от Парижа, Рима до Лондона. В 2013 году художник вошел в финальную тройку номинантов на приз лондонского музея Виктории и Альберта. Его работы находятся в музейных собраниях, например, Музея искусств округа Лос-Анджелес (Los Angeles County Museum of Art – LACMA), Художественного музея Сиэтла (Seattle Art Museum) и в многочисленных частных коллекциях. Совсем недавно, 16 ноября, его выставка Source Code, посвященная новым экспериментам с коврами (фото ниже), открылась в Нью-Йорке, в галерее Sapar Contemporary.

Свадебные обряды Востока и сексуальная революция Фаига Ахмеда

А чуть раньше, 10 ноября, в Баку, в артцентре Yarat состоялся вернисаж экспозиции "Что есть, то есть", на которой Фаиг Ахмед предстал с неожиданной стороны. Художник обратился к исследованию ритуальных практик, до сих пор бытующих в регионах Азербайджана, фокусируя взгляд на гендерных отношениях. В названии выставки использована старая азербайджанская поговорка, говорящая о нейтральном отношении к чему-либо. Тем не менее, художник выявляет сексуальное звучание свадебного обряда, взламывая культурные коды, призванные скрыть его потаенные смыслы под общепринятыми ритуальными действиями и предметами.

Свадебные обряды Востока и сексуальная революция Фаига Ахмеда

Художник выявляет сексуальное звучание свадебного обряда, взламывая культурные коды, призванные скрыть его потаенные смыслы под общепринятыми ритуальными действиями и предметами

Пройдя сквозь десять кружевных белых занавесок, собственно, символов "спрятанности", зритель упирается взглядом в поразительный объект – ковер, непременный атрибут приданого невесты, под названием "Девственница" (фото ниже), словно набухший менструальной кровью, свидетельством половозрелости.

По центру зала размещена инсталляция "Самый большой", состоящая из макетов традиционного свадебного подарка – сахарной головы, общепринятый смысл которого – пожелание молодым счастья, богатства и прочей "сладкой жизни". Тем не менее, ее очевидная фаллическая форма, истоком которой, несомненно, является древний языческий обряд, подчеркнут как множественностью, повторяемостью, так и разнообразными размерами "подарка". В этом контексте название работы, на первый взгляд, подчеркивающее щедрость дарителя, приобретает и сексуально- соревновательную характеристику.

Свадебные обряды Востока и сексуальная революция Фаига Ахмеда

Пройдя сквозь десять кружевных белых занавесок, символов "спрятанности", зритель упирается взглядом в поразительный объект – ковер, непременный атрибут приданого невесты, под названием "Девственница"

Экспозиция выстроена весьма элегантно – ослепительно белое пространство выставочного зала и основного тона расположенных в нем объектов, тех же занавесей, сахара, белого навеса в видео "Социальная анатомия", полочек для чайных стаканчиков, вазочек и букетиков, ритмически пульсирует за счет вкраплений красного цвета, несомненно связанного с основной его метафорой – кровью. Красный ручеек из нитей сбегает с верхней подушечки, венчающей пирамиду из матрасов инсталляция "9 ночей" играет всеми возможными значениями цифры "3" и ее кратными – сакральными, ритуальными, гинекологическими.

Свадебные обряды Востока и сексуальная революция Фаига Ахмеда

Ослепительно белое пространство выставочного ЗАЛА ритмически пульсирует за счет вкраплений красного цвета, несомненно связанного с основной его метафорой – кровью

 

Выразительность цвета, его метафоричность проявляются в редких всплесках черного, так, в работе "Шелковый путь" – собственно, шелковый шарф, две части которого – еще не законченная в производстве белая и готовая красная – объединены черной косой. Масса подспудных смыслов – изготовление шелка как прерогатива мужчины, шелковый шарф, использующийся исключительно женщиной для покрытия волос или даже лица, переход от девичества в статус замужней женщины, внешне выражавшийся в покрытии головы – не могут скрыть первого впечатления, собственно, идею "Происхождения мира" Г. Курбе.

Извлекая из-под вековых цивилизационных слоев первозданный смысл инициации, художник, тем не менее, не дает однозначной оценки, хотя поспешный вывод – женщина есть жертва ритуала – так и просится на язык.

 

Свадебные обряды Востока и сексуальная революция Фаига Ахмеда

Извлекая из-под вековых цивилизационных слоев первозданный смысл инициации, художник не дает однозначной оценки, хотя поспешный вывод – женщина есть жертва ритуала – так и просится на язык

 

Название выставки "Что есть, то есть" – тоже из категории подспудных смыслов. Находящаяся в небольшом закутке экспозиция графики прикрыта, как занавесками, красными штанишками, которые надевают мальчикам после процедуры обрезания. Инсталляция называется "Малая свадьба" и включает в себя даже лесенки, взобравшись на которые можно открыть рисунки, выполненные как самим художником, так и мальчиками, прошедшими через эту операцию. Рисунки достаточно откровенны, а в случае авторства самого Фаига Ахмеда – даже довольно жестоки: так, на одном из них изображен нож, вонзенный в фаллос, окруженный арабскими надписями.

Уравнивая позиции мужчины и женщины через анализ ритуальных практик, через проникновения в тайны их изначальных смыслов, снятие покровов, занавесей, художник в одиночку совершает своего рода сексуальную революцию. Он говорит о тайном, скрытом, иносказательном, говорит то, что не принято вслух произносить на так называемом Востоке. И да, это утверждение Фаига Ахмеда, он считает, что цель искусства – ломать любые законы.

Свадебные обряды Востока и сексуальная революция Фаига Ахмеда