Поиск

Искусство или нет: Четыре эссе о порнографии

"Требуется интеллектуальное любопытство и эстетическая чуткость"

В ноябре этого года будет опубликован сборник Энтони Берджесса "Непристойность и искусство», в который войдет лекция автора "Заводного апельсина" о порнографии и цензуре. 47 лет назад она наделала много шума и окончательно настроила против Берджесса правительство и церковь. Еще в 1968 году, когда он только переехал на Мальту, цензоры изъяли огромную часть его личной библиотеки, где большинство книг были о гомосексуализме и порнографии. Но Берджесс был неугомонным и настаивал на том, что чрезмерную цензуру порнографических произведений нужно прекратить, а некоторые из них достойны внимания. В 1970 году, когда он читал лекцию на Мальте, он прекрасно знал, что в зале сидят и священники, и чиновники. Потом про лекцию на долгое время забыли, но в честь столетия писателя маленький издательский дом из Манчестера в партнерстве с Международным фондом Энтони Берджесса решили опубликовать книгу.

Несмотря на то, что со времен лекции Берджесса прошло почти 50 лет, вопрос искусства и порнографии до сих пор остается темой для бесконечных споров. Хотя в XX веке ею были увлечены гораздо больше философов, критиков и литературоведов. Мы вспомнили несколько работ, посвященных порнографии, с противоположными взглядами – от Сьюзен Сонтаг до Ханса Майера.

Искусство или нет: Четыре эссе о порнографии (фото 1)

"Объятие", Эгон Шиле (1917)

В эссе "Порнографическое воображение" Сьюзан Сонтаг писала, что порнография существует в нескольких разновидностях и что было бы глупо смешивать "порнографию как проблему истории общества с порнографией как феноменом психологии, а их в свою очередь – с не слишком распространенным, но любопытным типом условности или приемом в искусстве". В качестве примеров она приводила порнографические романы "Историю О" Полин Реаж и "Историю ока" Батая, которые в то же время обладали несомненной литературной ценностью. Она заявляла, что в самом искусстве нет таких правил, которые бы запрещали экстремальные виды самовыражения:

"Скажу в нескольких словах. Искусство (и творчество) – это воплощенное сознание, и материалом для него выступает все многообразие форм сознания. Нет таких эстетических принципов, которые повелевали бы исключить из набора материалов художника экстремальные формы сознания, выходящие за пределы социального характера или психологической индивидуальности". 

«Если столько людей колеблются на грани убийства, потери человеческого лица, сексуального сдвига или полного отчаяния и мы будем вести себя соответственно этому, тогда на повестке дня – такая цензура, о которой не мечтали даже самые фанатичные ненавистники порнографии. Потому что если дело обстоит именно так, то не только порнография, а любые формы серьезного искусства и серьезной науки – иначе говоря, все разновидности истины – вещь подозрительная и опасная".

"Трудности возникают из-за того, что многие по-прежнему приравнивают прозу к частным условностям так называемого «реализма» (грубо говоря, к основной романной традиции прошлого века).

Искусство или нет: Четыре эссе о порнографии (фото 2)

"Великий мастурбатор", Сальвадор Дали (1929)

Джеролд Левинсон боролся с порнографией в живописи. В своем эссе «Эротическое искусство и порнографические картины» он пришел к выводу, что ничто не может быть одновременно и тем, и другим, поскольку считал, что эротика и порнография нацелены на разные "рецепторы".

«Большая часть эротического искусства – художников вроде Шиле, Климта, Пикассо или Дали так же откровенны, как и иллюстрации в "Пентхаусе", – писал Левинсон.

«Порнография в сравнении с искусством полностью прозрачна. Как в цели, так и в создаваемом эффекте».

С Левинсоном спорил доктор философии Ханс Майер, который считал, что "никакой художник, писатель не в силах угадать и в точности определить, какой отклик получит его работа у своей аудитории. Аргументы Левинсона, по-моему, пример сверх-упрощения человеческого сознания, мы все – индивидуумы, мы не живем в черно-белом мире".

«Я думаю, можно представить порнографический фильм, который при помощи отличной игры актеров, поистине захватывающего сюжета, эффектного использования освещения и звуков, может с успехом преподнести объекты сексуальной фантазии намного ярче, чем когда-либо, в то же время, будучи, во-первых, сексуально возбуждающим и приглашающим зрителя задуматься об отношении между достигнутым возбуждением и использованными средствами. Даже и с узкими параметрами Левинсона такой фильм может квалифицироваться как порнографическое искусство».

Искусство или нет: Четыре эссе о порнографии (фото 3)

"Автопортрет", Эгон Шиле (1916)

Кристи Маг Уидхир в своей работе «Почему порнография не может быть искусством» придерживается мнения, что раз уж предмет является порнографией, то его единственная цель – сексуальное возбуждение. А каким способом эта цель будет достигнута, не имеет никакого значения.

"Я спорю о том, что в то время, как порнография и искусство могут разделять некие содержания и цели, порнография и искусство в целостном смысле относятся к существенно разному типу контента и целям, что делает невозможным чему-то быть порнографией и искусством одновременно».

А Сьюзен Сонтаг считала, что определение стоит за человеком, а не произведением, которое он оценивает: "Требуются интеллектуальное любопытство и эстетическая чуткость". 

«Я бы хотел выразить надежду, что в будущем будет больше романов, фотографий, комиксов и фильмов, которые будут уверенно занимать такую интересную середину. В конце концов, как когда-то сказал известный кинокритик, «секс слишком важен, чтобы оставлять его индустрии фильмов для взрослых».  Ханс Маес 

Buro247.kz

Оставьте комментарий

Загрузить еще