Поиск

Читаем по выходным: "Вселенная Alibaba.com"

Buro 24/7/Bookmate

Читаем по выходным: "Вселенная Alibaba.com"
В эти выходные Buro 24/7 и Bookmate предлагают окунуться в историю самой успешной интернет-компании Alibaba.com. Компания-легенда, история которой началась в тесной квартире учителя английского языка, а спустя всего 10 лет после основания достигла показателей продаж, значительно превышающих результаты eBay и Amazon, вместе взятых. Это рассказ, как никому не известному Джеку Ма и его 17 друзьям удалось сформировать отсутствующую интернет-индустрию в огромной – больше миллиарда жителей – стране. О людях, которые верили в себя и свое дело даже в самые тяжелые моменты – и сумели изменить мир

ПЕЩЕРА «АЛИБАБЫ»

Мы с Брайаном Вонгом гуляли по Шанхайскому аэропорту, убивая время ожидания прилета Джастина Дёбеле.

– Вот поганец, повезло тебе, в самое удобное время ты пришел к нам на работу, –сказал Брайан. – Команда Ханчжоу как раз в прошлом месяце переехала в новый офис. А я целую зиму работал в квартире «Алибабы». Там было так холодно, что приходилось сидеть в перчатках.

За то недолгое время, что мы работали вместе, у нас с Брайаном установились отношения братского соперничества. Поэтому он и подшучивал надо мной, напоминая, что он-то был сотрудником компании в «тяжелые времена», до того как жизнь в «Алибабе» стала намного более комфортной.

 Да, конечно, это было тяжелее, чем жизнь в доме твоих родителей в Пало-Альто, - тут же нанес я ответный удар,  ты, наверное, всю зиму с ума сходил, представляя себе чашку фраппучино из «Starbucks».

Брайан усмехнулся.

Вместе с Джастином нам предстояло еще два часа ехать в «NanBei Hu», отель на берегу озера, находившийся между Шанхаем и Ханчжоу. Высокий, худой и слегка непрактичный Джастин только что стал главой Азиатского бюро журнала «Forbes», находившегося в Сингапуре. Он прилетел в Шанхай, чтобы написать статью о Джеке Ма и «Алибабе».

Решение взять руководителя азиатского бюро крупнейшего делового журнала с собой в мою первую поездку в штаб-квартиру «Алибабы» было порядочным риском, ведь я сам еще не понимал, что представляла из себя компания. У меня было ощущение, что я пригласил посетителя ресторана заглянуть на кухню. Дело осложнялось тем, что из-за недостатка комнат Джастин должен был жить со мной в одном номере, а я очень громко храплю. Но я решил, что для начинающей компании любая реклама хороша и лучше ошибиться, чем оказаться недостаточно открытым.

Мы приехали в отель на берегу озера, где около сотни молодых мужчин и женщин, сотрудников «Алибабы», в полном восторге носились между маленькими хижинами. Они проработали целый год без отдыха, и теперь компания впервые организовала для них выезд на природу. Ни один из экспатов, работавших в Гонконге, не приехал, и мне показалось странным, что они не принимают участие в корпоративном отдыхе, лишая себя хорошей возможности сблизиться со своими местными коллегами.

Мы сразу же пошли на ужин в большой ресторан. Полные восторга люди рассаживались за круглые столы, предвкушая долгое общение за едой, они смеялись и болтали, а на столах перед ними следовали одна за другой смены блюд. Перед нами медленно вращались «Ленивые Сюзанны»  подносы с прекрасной местной едой, и мы палочками накладывали ее себе на тарелки, а стаканы с пивом звенели вслед тостам.

Я был поражен теплой атмосферой того вечера. Это не было похоже на типичную корпоративную встречу. Обстановка скорее напоминала семейную. Нас с Джастином пригласили сесть за стол вместе с множеством моих новых коллег. Почти всем им было немногим больше двадцати, а происходили они из самых разных семей: сыновья и дочери крестьян, фабричных рабочих, бизнесменов. Большинство из них пришло на работу в компанию в течение месяца после того, как я сам подписал контракт.

Разговаривая с ними, я с удивлением понял, как много значила для них эта работа. За несколько лет до того даже люди с университетскими дипломами шли работать по государственному распределению и не имели почти никакой возможности сами решать свою судьбу. У молодых людей было совсем мало перспектив. В лучшем случае они могли надеяться на то, чтобы получить работу на государственном предприятии, или должность в правительственном учреждении, или же, если они хотели большего, то в международной компании. «Алибаба» ассоциировался у них с надеждой.

Все эти мысли заставили меня испытать некоторое чувство вины. Я сидел рядом с ними, экспат, зарабатывавший в пятьдесят раз больше, чем местные сотрудники, к которым я пришел на работу. Но при этом они принимали меня с распростертыми объятьями. Но я несколько успокоился, когда полностью осознал значение миссии «Алибабы». Если мы сможем сделать так, чтобы «Алибаба» действительно добилась успеха, то будущее этой яркой молодой команды совершенно изменится.

После ужина нас всех пригласили в неряшливо выглядевший танцевальный зал, украшенный бархатными шторами и сиявший разноцветными огнями дискотеки. Середина зала была очищена, а у стен стояли стулья. Мы все сели полукругом, глядя друг на друга. Джек вышел на сцену и обратился к сотрудникам, а его голос отдавался эхом через колонки караоке.

 Ух ты, когда мы создавали «Алибабу», мне и в голову не приходило, что у меня когда-нибудь будет работать столько народу. Трудно поверить, что мы так быстро разрослись. На сегодняшний день я очень доволен нашим прогрессом. У «Алибабы» сейчас есть клиенты более чем в тридцати странах. Это хорошее начало, но я по-прежнему мечтаю о том, чтобы сделать нашу компанию по-настоящему глобальной. Я знаю, многие считают меня сумасшедшим, но мы должны сделать все возможное, чтобы добиться нашей цели: к концу этого года достигнуть отметки в миллион пользо- вателей на сайте «Алибабы».

Все зааплодировали.

 Мы много работали в последнее время, и я очень рад, что нам наконец удалось устроить первый корпоративный выезд. Сейчас у нас есть офисы в Лондоне, Гонконге, Силиконовой долине, и каждый день в «Алибабу» приходят множество новых прекрасных менеджеров и сотрудников со всего мира. Многие из них не смогли сегодня приехать, но все-таки с нами здесь есть парочка лаовай [иностранцев]. Почему бы нам не пригласить сюда на сцену Портера, возглавляющего международный пиар-отдел нашей компании? Портер, иди-ка сюда!

Пока я шел к сцене, все замолчали и уставились на меня. Джек Ма, учитель английского, привык общаться с западными людьми. Но большинство сотрудников никогда еще не работали с иностранцами, и я был совершенно уверен, что многие из них никогда даже не разговаривали ни с одним из них. Так что мне нелегко было найти нужный тон, чтобы преодолеть разделявшее нас расстояние.

Я обратился к присутствующим на своем, мягко говоря, несовершенном китайском и, чтобы растопить лед, использовал свой ограниченный набор шуток.

 Я прошу прощения за свой плохой китайский, и, может быть, среди вас есть люди, кото- рые не понимают, что я говорю. Уверяю вас, это нормально. Даже я сам не всегда понимаю, что говорю. Слушатели засмеялись и начали аплодировать. «О! - подумал я.  Лед тронулся». И я продолжал.

 Я хотел бы сказать вам от лица всех иностранцев, которые недавно пришли в компанию, что мы надеемся стать частью единой команды. Мы стремимся к исполнению величайшей мечты  к созданию в Китае компании мирового уровня. Я, как и другие иностранцы, пришедшие в команду, стремлюсь к совместной работе с вами.

Слушатели горячо зааплодировали. Несмотря на то, что мой китайский был не очень хорошим, я всегда считал, что усилие, которое надо было приложить, чтобы заговорить на этом языке, окупалось возникавшими возможностями для установления контакта. Мои слова были хорошо восприняты. Но в глубине души я продолжал беспокоиться из-за ощутимого разрыва между работавшими в Гонконге экспатами и китайскими сотрудниками фирмы.

Джек произнес еще несколько слов, и на этом речи в тот вечер закончились.

 Пожалуйста, запомните. Мы победим. Мы добьемся своего. Потому что мы молодые. И мы не сдадимся.

Все это казалось таким простым и даже немного наивным... Я посмотрел вокруг и подумал: неужели это действительно те люди, которым удастся соперничать с американскими интернет-гигантами? Но их оптимизм почему-то оказался заразительным. Он вызывал желание поверить.

На следующий день мы проехали еще два часа, чтобы попасть в новый офис «Алибабы» в Ханчжоу (сделав по дороге остановку, чтобы вырыть несколько ростков бамбука, которые сотрудники хотели отвезти своим семьям на ужин). Офис находился в потрепанном здании на окраине Ханчжоу, но внутри все кипело. Мы с Джастином прошлись по наполненным людьми коридорам. Было неясно, насколько хорошо эти люди понимают, что именно они делают, но им явно было нескучно.

Неужели это действительно те люди, которым удастся соперничать с американскими интернет-гигантами? Но их оптимизм почему-то оказался заразительным. Он вызывал желание поверить

В конце коридора мы наткнулись на прочную дверь. Нам стало любопытно, мы открыли ее и обнаружили темную комнату с двухъярусными кроватями, на которых спали инженеры. Воздух был полон дурными запахами, исходившими у них изо рта, и вонью грязных носков, вдобавок кто- то храпел. Брайан объяснил мне, что сотрудники «Алибабы» раньше часто спали на полу в квартире, где и располагалась поначалу вся компания. Оказалось, эта причудливая черта корпоративной культуры была перенесена и в новое здание. Это было хорошим знаком, показывавшим, как много здесь работали.

Я оставил Джастина перед входом в кабинет и зашел внутрь, чтобы немного подготовить Джека к интервью. Я делал это в первый раз, и мне надо было убедиться, что он понимал значение происходящего.

 Джек, это человек из «Forbes». Это старейший и один из самых влиятельных деловых журналов в США, поэтому это интервью крайне важно. Они готовят большой материал о бизнесе для бизнеса и даже думают, не сделать ли «Алибабу» темой номера.

 Правда?  он, казалось, был удивлен.  Похоже, что это очень важно. И что, по-твоему, я должен сказать?

Я вспомнил людей в Гонконге и их требование вывести Джека в тень или по крайней мере держать его «в струе». А потом я посмотрел на Джека и подумал о тех людях, которых я только что видел в отеле.

 Джек, просто будь собой, тебе это уже много раз помогало.

Джек перепрыгивал с одной темы на другую, рассказывая то о своей жизни, то о своих взглядах на дальнейшее развитие «Алибабы». Джек не использовал скучные схемы MBA и бизнес-модели, он говорил метафорами: «В эпоху Интернета надо быть быстрым, как кролик, и терпеливым, как черепаха...»

Джастин был доволен. Джек совсем не был похож на исполнительного директора крупной компании, но именно поэтому с ним было так интересно общаться.

Читаем по выходным: "Вселенная Alibaba.com" (фото 1)

Buro247.kz

Оставьте комментарий

Загрузить еще