Поиск

Пока он спал: Почему инсталляция Воробьевых, выставленная на Венецианской биеннале, – символ всего Казахстана

На 57-й Венецианской биеннале работа казахстанских художников впервые стоит в центральном павильоне, а у нас она могла бы стоять на площади, считает Галина Рыжкина и приводит тому несколько аргументов

Больше 20 лет прошло с тех пор, как Елена и Виктор Воробьевы придумали своего спящего художника. Это было в 1996 году – время экономической нестабильности, рэкета и, пожалуй, самых массовых в истории независимого Казахстана акций протеста. На старую площадь Алматы, где тогда еще заседал парламент, в июне 96-го, по некоторым оценкам, пришли около 10 тысяч человек. Большая часть – пенсионеры, а выступали они против поднятия цен на электроэнергию. В историю этот митинг вошел не только количеством участников, но еще и тем, что их требования фактически были выполнены. Практически беспрецедентная ситуация для казахстанского государства даже спустя 20 лет. Коммунальные тарифы потом все равно повысили, но не так резко, как собирались. В то время Воробьевы, которые страстно фиксировали быт и повседневность постсоветского человека, положили своего художника на железную койку, накрыли его стареньким одеялом и написали: "Будить его, трясти, призывать соответствовать времени – одно из бесполезнейших занятий". В 90-е работа "Художник спит" стала символом общей усталости и растерянности. Непонятный капитализм, приватизация, борьба за выживание, рынок: все это художник категорически отрицал, спрятав голову под одеяло. Так и заснул он крепким сном. Так и должен был спать до лучших времен и до своего шедевра.

В 2009 году Воробьевы привезли своего художника в Венецию, в Центральноазиатский павильон. Это была уже вторая для них биеннале. Двенадцать лет, что художник спал, многое вокруг поменяли, и Елена, и Виктор тщательно документировали и исследовали эти перемены в других своих работах: "Забор" (2004–2012), "Базар" (1990-е–2000), "Голубой период" (2002–2005). Болезненное расставание с "советским", со старой идеологией, которая со временем "покрылась ржавчиной" и стала частью повседневности, поиск и торжество новой идеологии уже независимого Казахстана и ее патриотического голубого цвета. По работам Воробьевых можно вспомнить всю историю молодого государства, настолько тщательно и методично они ее для нас запоминали и осмысливали. Тем времнем в 2009-м их художнику опять было от чего "залечь на дно". Он снова становился вялым пророком и странным символом времени и своей страны. Казахстан тогда пережил обвал тенге, принял закон о регулировании интернета, страна справлялась с тяжелым кризисом после того, как ее едва не назвали новым экономическим чудом. Что в такой ситуации мог сделать этот бедный художник? "Остается только ждать, когда эта спящая глыба зашевелится, протрет глаза и встанет как бы "по нужде"– гласил все тот же текст Елены и Виктора Воробьевых, но, казалось, даже эта нужда не поднимет его с кровати. В 2009 году все та же работа Воробьевых обростала новыми смыслами и становилась символом уже совсем другой эпохи – разочарования и всеобщего смирения.

Спустя еще восемь лет художник Воробьевых снова спит в Венеции. Теперь он идеально "лег" в кураторскую концепцию Кристин Масель о торжестве живого искусства, отказа от политики во время ежедневного триумфа ее самых радикальных идей. Он бездействует, лежит в главном павильоне в Giardini, рядом с работой известного практика лени Младена Стилиновича. Концептуалист Стилинович воспевал лень художника социалистического Востока, следуя заветам Дюшана и Малевича, и отрицал рынок и западного художника как производителя, того, про которого все в том же манифесте 96-го года писали Воробьевы: "...у которого "нос по ветру" и ремесло наготове". Радом с ними разлегся на фотографиях обладатель "Золотого льва" Франц Вест.

Для Воробьевых это – триумф. Это блестящий путь наверх для их художника, который просто лежал в кровати. В 1996 году казахстанские концептуалисты придумали свою главную работу, но вряд ли они думали, что она так идеально будет вписываться в контекст любой эпохи развития Казахстана. Не это ли признак того самого шедевра? Взяв за основу концепцию отсутствия движения и мысли, лень, безразличие, апатию, нежелание ввязываться, разочарование, смиренность, Воробьевы, сами того не зная, создали ироничный символ целого государства. В 1996 году, когда они над ним работали, на площади Республики в Алматы установили монумент независимости – первый официальный памятник в стране. Но спустя 20 с лишним лет о нас, ее гражданах, он говорит меньше, чем тапки, равнодушно брошенные у кровати, и спящий человек, с головой укрытый одеялом.

Пока он спал: Почему инсталляция Воробьевых, выставленная на Венецианской биеннале, – символ всего Казахстана (фото 1)

Инсталляция «Художник спит» (1996)

Галина Рыжкина

  • Фото: Aspan Gallery

Оставьте комментарий

Загрузить еще