Поиск

Ада Ю и Рания Халауи: "Люди, пережившие войну, запомнят ее навсегда"

Выставка Resistance & Persistance в Ливане

Ада Ю и Рания Халауи: "Люди, пережившие войну, запомнят ее навсегда"
После войны и долгих лет политической нестабильности в Ливане прошла первая выставка паблик-арта Resistance & Persistance. Среди 24 участников оказалась казахстанская художница Ада Ю. Мы спросили ее и организатора Resistance & Persistance Ранию Халауи о том, как они друг друга нашли и как война влияет на художника

В каком состоянии сейчас находится современное искусство Ливана?
Рания Халауи: В Бейруте современное искусство уважают, ему оказывают поддержку - к примеру, сейчас в городе множество частных галерей, культурных пространств, фондов, которые стараются развивать современное искусство. Хотя отсутствуют специальные гранты, субсидии, которые помогали бы молодым художникам. Поиск инвестиций и спонсорства ложится на их плечи, это упущение.
В сфере самого искусства в Бейруте не хватало паблик-арта, искусства, которое выходило бы за рамки музеев и галерей и привлекало внимание не только кураторов и коллекционеров, но и простых людей.
Вы поэтому решили организовать выcтавку Resistance & Persistance?
Р. X.: Полтора года назад мы с моей давней знакомой решили организовать фонд Art in Motion. Его цель - доказать, что искусство не только элитарно, что оно должно быть доступным для всех. Мы работаем уже полтора года, регулярно устраивая перформансы, выставки, показы и другие разнообразные публичные мероприятия, чтобы усилить диалог между Ливаном и его жителями.

Ада Ю и Рания Халауи: "Люди, пережившие войну, запомнят ее навсегда" (фото 1)

Как появилось  название "Сопротивление и настойчивость"?

Р. X.: Во многом название было выбрано нами из-за того места, в котором прошла сама выставка - Сад Санае. Его возвели еще в XIX веке как символ урбанизации и стремительного развития Бейрута. Рядом с ним построили госпиталь и школу искусств. Само слово "sanayeh" переводится как "произведение", "мастерство", "искусность". Из-за близости школы искусств правительство решило дать название парку "Сады Искусств". В годы войны этот парк стал убежищем для многих семей, поэтому название "Resistance and Persistance" символично - это место было лагерем для лишенных крова жителей и беженцев войны.

В годы войны сад Санае стал убежищем для многих семей, поэтому название "Resistance and Persistance"  символично – Это место было лагерем для лишенных крова жителей 

Кого вы пригласили для работы над этой выставкой? 

Р. X.: Всего было 24 художника - мы пригласили их из Европы, Сирии, практически со всего мира. На самом деле обязательным условием для художников было приехать в Ливан. Было необходимо Нам было важно, чтобы все артисты находились на локации и создавали свои работы на месте.Именно таким образом посетители могут коммуницировать с художниками, а это важнейшая составляющая паблик-арта. Ведь язык искусства - это международный язык. А с Адой мы познакомились в Париже. Я влюбилась в ее работу и это положило начало нашему тесному общению.
Ада Ю: С Ранией мы познакомились во время ее визита в Париж, когда я работала над последними произведениями в художественной резиденции. Увидев их, Рания предложила выставить понравившуюся работу в Бейруте.

Ада Ю и Рания Халауи: "Люди, пережившие войну, запомнят ее навсегда" (фото 2)

Какую работу вы выбрали для экспозиции?

А. Ю: Работу выбрали Рания Халауи, Рания Таббара и Валери Рейнхольт. Delirium - монументальная инсталляция. В Бейруте она была представлена впервые в полном размере. Ее внешняя часть полностью покрыта зеркалами. Инсталляция практически растворяется и сливается с окружением, становясь самим окружением. Как и человек попадает под эффект того, что его окружает.
Вход, что ведет внутрь инсталляции, узкий и высокий, в него трудно войти. Это аллюзия на усваивание информации. 
Войдя в «Делириум», человек начинает ступать по песку. Здесь нет ни одного цельного отражения, тем не менее, пространство сразу вступает в диалог с вошедшим. Так и чувства, ощущения и память, будто солнечными зайчиками, сосуществуют в сознании человека, где прошлое, настоящее и рождающиеся проекции сосуществуют в едином пространстве.

Ада Ю и Рания Халауи: "Люди, пережившие войну, запомнят ее навсегда" (фото 3)

"Делириум" – работа аллюзивная, чувственная, как она относится к теме выставки? 

А. Ю: Всякая война построена на разделении, противопоставлении. Конфликт возникает, когда начинается разделение на "мы" и "они", Эта инсталляция демонстрирует пространство, которое присуще каждому человеку, Я хотела показать, что все мы мыслим одинаково, вне зависимости от расы, национальности, и вероисповедания. Тем самым, я хочу подчеркнуть объединяющую составляющую любых конфликтных сторон и указать на то, что наиболее распространенные причины конфликтов принадлежат к внешним факторам: территория, национальность, вероисповедание. Этому есть множество примеров. Например, Ливан - страна, не так давно пережившая многолетнюю войну, на сегодняшний день принимает уже больше миллиона беженцев из Сирии, где еще бушуют военные действия.
В моей команде помощников были один ливанец и три сирийца. Ни один из них не говорил ни по-английски, ни по-французски, но мы очень быстро научились коммуницировать. Они делились со мной своими переживаниями об оставшихся в Сирии семьях. От них исходил удивительный позитив, несмотря на, казалось бы, непреодолимые сложности. Это было понимание на человеческом уровне. Ведь это не так сложно, если сразу стать "мы" и не терять время на "я" и "они".
Сам материал, из которого изготовлена внутренняя часть инсталляции, - это прямое воплощение сопротивления и настойчивости. Листы металла мне пришлось сгибать ударами. С каждым изгибом жесткость металла увеличивалась, желание остановиться возникало крайне часто, и ощущение "больше не могу" было практически перманентно. Материал сам стал проверкой на выносливость, в первую очередь, моральную и физическую. А для покрытия площадью 30 кв.м., необходимо огромное количество металла и силы воли для работы с ним.

Р. X.: Люди, пережившие войну, навсегда ее запомнят. И она всегда будет стоять за тем, что будет делать человек, за тем, что происходит в городе, там где были военные действия. Мне кажется, в каждом произведении, даже самом ярком, светлом, излучающем надежду, есть отсылки к войне, это неизбежно. 

Ада Ю и Рания Халауи: "Люди, пережившие войну, запомнят ее навсегда" (фото 4)

Некоторые вопросы можно поднимать только через искусство. Настоящее, оно всегда основано на проблематике...

А. Ю: Разумеется, через искусство можно, и нужно поднимать различные вопросы. Но на мой взгляд не все, что считается искусством, есть работа над вопросами или поиск. Есть и своего рода вторичное искусство, которое работает исключительно на коммерцию. Сегодня много художников стремятся к выгоде, а не к поиску через искусство. Такое искусство тоже может эпатировать, привлекать внимание, но брать за живое - нет. Я, например, долго не могла понять Ротко, смотря на репродукции не могла объяснить, почему его работы так трогают публику. И однажды в Tate Modern объявили ретроспективу его работ, я пошла, чтобы прояснить, чего точно я не понимаю. Зайдя в зал, наполненный огромными красными картинами, практически идентичными, была одна, что притянула мое внимание. Перед ней я провела практически все время. Этот момент подтвердил мои мысли, о том, что помимо визуального аспекта художественных работ, который возможно репродуцировать, есть самая главная составляющая - это вложенная художником энергия в работу в момент ее создания. Это мысли, вопросы, сомнения, упорство, твердость убеждения и прочее, до бесконечности. Именно эта составляющая взращивает художественный жест.

Насколько вас сегодня трогает ситуация в Казахстане: политическая, экономическая? Что-то тревожит как художницу? 

А. Ю: Я - человеческий художник. В центре моих работ то, что касается человеческого состояния и эмоций. Естественно, политическая и экономическая составляющие влияют на человека, но не будучи специалистом в этих сферах, мне сложно принимать чью-либо сторону, а в политике на мой взгляд всегда "чья-то сторона", та или иная. Я предпочитаю не создавать работы о том, чего не знаю, даже если на сегодняшний день бытует негласное понятие: аполитичный современный художник - это не художник. Я не из ряда тех, кто дерет глотку «за» и «против», я наблюдаю, и то далеко не все попадает в наш радар. А Казахстан трогает, волнует и не отпускает, он ведь у меня внутри.

Buro247.kz

Оставьте комментарий

Загрузить еще