Поиск

Лекции кураторов на Buro 24/7: Юлия Сорокина о "Школе художественного жеста"

Опять наступило время перемен

Лекции кураторов на Buro 24/7: Юлия Сорокина о
2 сентября в Алматы стартует 7-й фестиваль современного искусства ARTBAT FEST. Только на Buro 24/7 кураторы выставок рассказывают о них в лекциях. Уже третий год в рамках фестиваля организуют проект в поддержку молодых художников, в этот раз с большим акцентом на образовании. За несколько месяцев до фестиваля открылась Школа Художественного Жеста, которую курирует Юлия Сорокина. Результатом этой летней школы станет выставка в алматинском трамвайном депо. Для Buro 24/7 куратор Сорокина объясняет, что это такое - ШХЖ и зачем вообще она нужна

Сейчас на передовую линию искусства выходит стратегия художественного жеста. Это позволяет реагировать на вызовы времени, не вкладывая большие материальные средства, которые обычно уходили на создание ликвидных произведений для арт-рынка, так называемую "нетленку". Молодое поколение художников, как правило, адекватно воспринимает эту стратегию, которая позволяет им производить свои высказывания в контексте окружающего социума.

Когда-то я сама была молодым художником, эта пора моей художественной практики совпала со временем появления и развития совриска (contemporary art) в Казахстане. Начинала в худграфовской группе ART, потом разошлась с ними по сущностным вопросам. Мне повезло, мои работы заметил Рустам Хальфин и пригласил работать в свою команду. Я несколько лет провела в качестве "подмастерья" у номадического модерниста – шила, лепила, переводила тексты, переучивалась рисовать, снимала и монтировала видео, терпела его монструозный характер. И вот весной 1998 года я ушла из команды Рустама. Тогда я только еще хотела быть независимым куратором, и мне казалось, что я ненавижу Хальфина за его деспотизм, настойчивость и бескомпромиссность. Он был одержим своей идеей номадического пути современного искусства Казахстана и "заездил" наши уши бесконечными рассуждениями на эту тему. Он пытался уговорить меня, но я ушла и услышала, как уже в спину мне он гневно прокричал, заикаясь: «Я тебя приглашаю в Историю, а ты...».

Тогда я только ещЕ хотела быть независимым куратором, и мне казалось, что я ненавижу Хальфина за его деспотизм, настойчивость и бескомпромиссность

Сейчас, спустя много лет, я осознала, что мне просто повезло и та тяжелая школа – это подарок. Сегодня молодым художникам не хватает таких харизматичных учителей-деспотов, как Рустам, не хватает таких тусовочных точек, как галерея "Вояджер", не хватает реальных (а не виртуальных) препятствий для преодоления. А тогда все бурлило – Канат Ибрагимов концептуально "мочил" различных животных, дрался с "зелеными" и провозглашал себя "апостолом современного искусства Казахстана". Маслов приглашал нас в гости и угощал пирожками с картошкой и читкой нового проекта – любовных писем к Уитни Хьюстон и ответов на них. Хальфин строил свою галерею LOOK с глиняным человеком, прорастающим через два этажа. Я делала свой первый кураторский проект – выставку в бассейне "Линия красоты", Лена и Виктор Воробьевы впервые поехали на Стамбульскую биеннале... Мы все вместе днями (и, бывало, ночами) работали в СЦСИ, порой жестко дискутировали с этой системой в лице директора центра Валерией Ибраевой. В ГМИ РК им. А. Кастеева проходили "Парады галерей", куда стекались толпы зрителей и где состоялось множество скандальных проектов, инициированных, конечно же, нашими художниками современного искусства.

Маслов приглашал нас в гости и угощал пирожками с картошкой и читкой нового проекта – любовных писем к Уитни Хьюстон...

Мы не заметили, как пролетели 20 лет, и сейчас опять наступило время перемен. В мире все встало с ног на голову, наступает ренессанс социалистических и радикальных политических идей. Художественная общественность ожидает смены парадигмы и ведет разговоры о конце проекта совриска. Встает вопрос "И что же дальше?". Поэтому сейчас неимоверно важно активно взаимодействовать с молодыми художниками. Хорошо, что, несмотря ни на что, существует свежая инициатива ARTBAT FEST и уже который год проводится модуль молодежной выставки. Когда меня пригласили поработать с программой в этом году, я решила, что важно не просто констатировать перечень новых или просто молодых имен, но попытаться исправить ситуацию отсутствия преемственности поколений. Оказалось, что молодые почти ничего не знают о поколении пионеров совриска.

Мы постарались выстроить программу как процесс, когда сама выставка – лишь небольшая часть нон-стоп-воркшопа. Сначала перед молодыми выступали опытные художники из Казахстана, Кыргызстана, Азербайджана, России, Беларуси, Грузии, Германии, затем прошли несколько практических мастер-классов с центрально-азиатскими художниками. В процессе работы стало понятно, что многие понимают "Школу художественного жеста" только лишь как образовательный модуль. Хочу заострить внимание на том, что ШХЖ – это скорее экзистенция большинства современных художников/кураторов и сочувствующих современному искусству. Все они живут в непрерывном потоке восприятия/рефлексии/осмысления/артикуляции окружающей действительности и самопознания. Посему ШХЖ  это не только обучение кем-то, это наша жизнь в искусстве, с искусством, вокруг и около. Это как сейчас принято трактовать – LLL (Long Life Learning). И, конечно, ШХЖ  это и есть наша тема: чему нас учит жизнь? Какие уроки дает? В какие жесты мы эти уроки трансформируем? Как мы это делаем? Как мы вступаем в диалог с другими и в диалог со временем и пространством?

И теперь мы уже месяц находимся в режиме активного взаимодействия с пространством трамвайного депо. Решение делать выставку здесь было, как всегда, в творчестве, провидческим, и сейчас алматинский акимат будет решать – произойдет ли чудо делать депо территорией искусства или нет.

В мире всЕ встало с ног на голову, наступает ренессанс социалистических и радикальных политических идей. Художественная общественность ожидает смены парадигмы и ведЕт разговоры о конце проекта совриска. ВстаЕт вопрос "и что же дальше?"

Для меня чудо уже произошло – я вижу целую когорту молодых, пассионарных, жадных к учению, смелых и умных художников, которые, кроме всего прочего, обладают качеством новизны. Они – другие, они не застали затхлого влияния "совка". Они свободны от наших предрассудков и утопий. Я верю в них! Чудесно еще и то, что все они на удивление хорошо владеют навыками классической школы рисования наряду с абсолютно легким переключением на медийные технологии. Не менее чудесно то, что наши молодые могут связать воедино контекст реальных событий, идею своей работы с техничностью. Это ценные качества, которые, я надеюсь, помогут им разработать свою художественную практику и найти свои жесты, адекватно отражающие жизнь.

В нашем взаимодействии с пространством выставки  депо – мы бы хотели избежать гламура и высокопарности. Мы попытались осмыслить это пространство, похожее одновременно на развалины некоего храма труда и на остов кокона вырвавшейся на свободу бабочки. Для нас важна метафора нового движения, которое возникает на старых рельсах уже несуществующего депо. Мы почувствовали себя здесь, как пассажиры в искусство будущего.

Buro247.kz

Оставьте комментарий

Загрузить еще